Приключения Весли Джексона — Уильям Сароян

Призвали Весли Джексона в армию. А на дворе 1942. А ему 18. В армию не хочется, но надо. Зато там у него появляются друзья и не только друзья, а еще случаются всякие истории, которые были бы забавными, если бы не были грустными.

Книга для тех, кто…

…любит посентиментальничать над “молодыми парнями на войне”.

Не стоит читать, если…

…ожидаете невероятных подвигов. Героизма тут нет, а “приключения” земные и человеческие.

И удивительная вещь: все письма как будто рождаются из одного источника, общего для всех людей, и, по-моему, источник этот — одиночество.

В книге есть потрясающе простые и емкие рассуждения на тему войны и мира. Действительно есть о чем подумать. Весли в душе пацифист, но ради долга (а вообще-то просто из-под палки) продолжает службу.

Я знаю одно; мне прислали повестку, как и всем другим, кого я видел в армии. Случилось национальное бедствие — это так, но я не помню, чтобы я чем-нибудь помог его вызвать, и никто ко мне не обращался за помощью, чтобы вовремя предотвратить его. И отца моего тоже никто не спрашивал.

Весли хочет семью. Конечно, стремление к простым человеческим радостям в таких условиях умиляет. Вот только на протяжении всей книги наш герой непременно хочет как можно скорее жениться и сына (в условиях войны, ага). Обязательно увидеть новорожденного сына прежде, чем его отправят на фронт. Видимо, с тем, как растить малыша в военное время без отца, юная мамочка как-нибудь сама разберется. Кстати, ребенок может быть и девочка, но вообще-то лучше бы сына. А то как-то не то.

Так что ощущения двойственные. Вроде Весли мудрый в своей простоте, честный, миролюбивый. Только создаётся впечатление, что интересен он разве что в годы войны. А на гражданке был бы валенок валенком.

…я многое узнал о людях подобного типа, которые пытаются изобразить из себя представителей целой нации — в данном случае американцев, — а в самом деле, насколько я понимаю, принадлежат к представителям низшей разновидности  человечества. Людей, которым претит все это кривлянье и многоглаголание, не больно-то, видно, тянет к государственной деятельности.

Вверх