Наваждение Люмаса — Скарлетт Томас

Девочка со смешной фамилией увлекается мысленными экспериментами и читает книжки. Особенно ее интересует одна, “Наваждение” Люмаса. Правда, говорят, что книга проклята. Зато, наверное, жутко интересная. И к тому же имеет своих поклонников.

Книга для тех, кто…

…любит всякие там альтернативные вселенные и псевдонаучную мистику, но так, чтобы при этом надо было слегка напрячь голову.

Не стоит читать тем, кто…

… ждет только приключений с книжками и проклятиями, а всякие разъяснения мысленных экспериментов читать не хочет. И про повседневную жизнь девочки не хочет. Хотя жизнь у нее в чем-то любопытная, и не только потому, что она регулярно напивается.

Хорошо, что миновали те времена, когда на начальника следовало смотреть через письменный стол. С компьютерами это все равно не получилось бы: теперь на работе все смотрят в экран.

Итак, о девочке (так-то о женщине, но взрослой ее назвать язык не поворачивается). Некоторые ее черты сильно не сочетаются друг с другом, потому образ возникает многоликий (привет Браавосу). Серьезно, моя фантазия рисовала разных девушек, хотя я и понимала, что речь идет об одной.

— Значит, можно сформировать собственное мнение о креационизме или, скажем, о том, есть ли Бог, но нельзя подвергать сомнению историю о том, что вселенная началась оттого, что одна малюсенькая крошка по никому не известной причине вдруг взяла да взорвалась?

У девочки много знакомых, каждый из которых тоже яркий персонаж. Люблю, когда герои выразительные. Оживляет любую книгу, даже если сюжет скучный. А здесь он скучный недолго, только в начале. А потом все чудесатее и чудесатее, едва успеваешь.

И все это — в такой бытовой манере, что кажется, будто и не мистика. Даже несмотря на то, что штуки творятся самые что ни на есть мистические. Может, это из-за того, что много описаний — что девочка поела, как поспала. Нет, они нужны, придают реалистичности и сопереживаний. Однако в целом язык “Наваждения Люмаса” немного картонный. Но ничего страшного. Впечатления все равно не испортило.

Я хочу знать все по одной простой причине: если знать все, велика вероятность того, что у тебя появится нечто, во что можно по-настоящему верить.

Любовная линия имеется, и она такая же притянутая за уши, как и в «Лексиконе». Даже сильнее притянута. Вообще, между этими двумя книгами много отдаленных ассоциаций, даже по сюжету. И по недостаткам. И все же каждая очень самобытна и не похожа на другие книги. Такой парадокс.

Вверх