Идиот — Федор Михайлович Достоевский

У сестер Бронте есть “Грозовой перевал”, у Булгакова “Мастер и Маргарита”, а у Достоевского есть “Идиот”. Такие книги продвигают классику в массы. Кто не стал вдумываться, о чем там философствуют герои, тот запомнил хотя бы яркие моменты. А потому радостно включил эти романы в список “любимых книг” во всех соцсетях. Потом спросишь — а что именно в этой книге понравилось? И типичный ответ: “ну, по моему мнению, ярким персонажем является Настасья Филипповна, она…”.

Нет, само собой, без Настасьи Филипповны не было бы “Идиота”. И не так уж часто женщин в то время показывали открытыми, смелыми и способными вывести любого на чистую воду. Да и вообще. Уж не она ли вдохновила Паскаля Брюкнера на образ Ребекки в “Горькой луне”?

Хотя не Настасьей Филипповной единой. Многим запоминается именно она, и все забывают, к примеру, про несчастного Ипполита. А он-то как раз вываливает на читателя гору суждений в типичном духе Достоевского, “тварь ли я дрожащая”. Суждения хоть и наивные (в силу возраста героя), но есть над чем похоливарить даже в наше время. Если внимательно выбирать, можно даже найти темы, актуальные и по сей день.

В сущности, не сделаться генералом мог у нас один только человек оригинальный, другими словами, беспокойный.

А в целом — что тут сказать? Восхищаться литературой позапрошлого века — все равно что старинными трамваями. Красиво, воссоздается атмосфера той эпохи, есть любители-обожатели — но требовать восхищения от всех? И тем более — относиться серьезно в практическом смысле? Вряд ли разумно. Уже напридумывали нового. Да, порой на основе классиков. Но это нормально, что какие-то вещи постепенно забываются. 

…если бы вас кто-нибудь вызвал на дуэль, что бы вы сделали? Я еще давеча хотела спросить.

— Да… кто же… меня никто не вызовет на дуэль.

— Ну если бы вызвали? Вы бы очень испугались?

— Я думаю, что я очень… боялся бы.

— Серьезно? Так вы трус?

— Н-нет; может, и нет. Трус тот, кто боится и бежит; а кто боится и не бежит, тот еще не трус.

Удивительно, почему иностранцы восхищаются книгами русских классиков. Русские, по крайней мере, знают собственную историю, могут сопоставить какие-то события с действием, менталитет в целом понятный. Будь я сама иностранкой, для меня Достоевский был бы темным лесом.

Вверх