Бойцовский клуб — Чак Паланик

Безымянный офисный работник мотается по командировкам, не любит свой образ жизни и мучается бессонницей. До тех пор, пока в его жизни не появляется Тайлер — странный на первый взгляд чувак, но такой смелый, такой харизматичный.

Книга для тех, кто… 

…смотрел фильм и хочет узнать больше. Или что-то в нем недопонял, например, при чем тут Марла. Или не смотрел, но хочется чего-нибудь эдакого, остросюжетного и с мрачным юмором, и желательно от всемирно известного автора.

Не стоит читать, если… 

…ну-у-у, например, если фильм не понравился. Хотя лично я таких людей не знаю. И, как всегда в подобных случаях, предупреждаю о неаппетитных подробностях — их много.

Чтобы Марла смеялась, чтобы у неё поднялось настроение, я рассказываю ей о женщине, которая вышла замуж за владельца похоронного бюро, а тот в брачную ночь заставил её принять ледяную ванну, чтобы кожа её стала ледяной на ощупь, после чего положил в постель и попросил не шевелиться всё время полового акта.

Черного юмора тут и вправду в изобилии, но не в нем дело. А в бунтарских идеях, которые и покорили читателей, а потом и зрителей. Общество потребления — фу. Даешь истинное знание, настоящую уникальность. Долой бренды и навязанные шаблоны. В 90-е годы, время издания романа, такие лозунги были особенно популярны (вспомнить “Матрицу”). Да и сейчас они не забыты.

Воскрешение возможно только после полного саморазрушения. Только потеряв все, мы приобретаем свободу.

На этом месте я почему-то вспомнила “Шантарам”, где идеи были противоположные — только вперед, только развитие, только созидание. Хотя вряд ли Тайлер хотел какого-то развития. Оно слабо ассоциировалось в его сознании со свободой.

Но хватит о философии, вернемся к книге.

Скучать не придется. Во-первых, повороты сюжета интересны даже видевшим фильм. Во-вторых, много всяких приемов, цепляющих внимание. Например, эффект полного погружения создается за счет перескакивания рассказчика с “я” на “ты” в духе:

И вот ты стал пленником своего уютного гнездышка, и вещи, хозяином которых ты некогда был, становятся твоими хозяевами.

Ну а вообще в процессе Чак Паланик как будто насмехается, проверяя, как далеко может зайти. Совсем уж жести нет (хотя кому как), но это самый край перед “совсем уж”. Может, это тоже художественный прием. А может, в авторе боролись желание не растерять читателей с желанием добавить побольше перца.

Напоследок интересный факт. Когда Паланик отнес в издательство первый роман “Невидимки”, его отказались печатать, как “слишком возмутительный”. Чак разозлился и написал еще более возмутительный “Бойцовский клуб” назло издателю. И его приняли.

Вверх