100 рассказов из истории медицины: Величайшие открытия, подвиги и преступления во имя вашего здоровья и долголетия — Михаил Шифрин

Их тут и правда сто, и именно из истории, и именно медицины. С 1537 по 2000 год. Основанные на фактах, но написанные так, будто читаешь приключенческий роман. Как и “Вообще чума!”, эти рассказы изначально были опубликованы в виде постов (в паблике Doktor.ru), в конце некоторых из них даже частично приведены комментарии.

Татьяна Клопина: Чтение ослабляет галлюцинации!

Весьма меткий заголовок, и эта книга определенно вошла в список моих фаворитов среди научно-популярной литературы. Автор считает, что улицы следует называть именами не революционеров и полководцев (или не только их), а врачей и ученых. И рассказывает, почему.

Что они только не делали, эти первооткрыватели, причем не всегда надеясь на какую-либо награду и не всегда ее получая (хотя Нобелевская премия здесь тоже упоминается с завидной частотой, еще одна аналогия с “Вообще чумой”).

А вот ответственность несли полную. Их и наказывали за не предписанное правилами медицинское вмешательство, и “топили” из зависти, и, что самое худшее, незаслуженно забывали. А они все равно занимались и занимаются своими исследованиями, экспериментами и открытиями. Просто потому, что кто-то должен спасать людей. Ну, и еще ради шанса получить Нобелевку и дать какой-нибудь болезни свою фамилию 🙂

Совместная статья об этом настолько революционна, что в ней нет ни одной сноски — просто не на кого было ссылаться. Чтобы процитировать хоть что-нибудь, друзья в конце статьи привели фразу из Гёте, а именно слова Мефистофеля, убеждающего Фауста подписать договор с дьяволом кровью: «Кровь, надо знать, совсем особый сок».

Книгу хочется передавать из уст в уста и пересказывать детям. Почему этого нет в школьной программе, или хотя бы в вузовской? Впрочем, ответ на этот вопрос есть в самой книге, вернее, в комментариях.

Открытым остается вопрос, для чего нужно больше храбрости — чтобы в пылу схватки кинуться на врага и умереть за отечество? Чтобы недрогнувшей рукой направить армии на защиту своей страны? Или сделать операцию, которую никто до тебя не делал (потому что вдруг чего) — сделать впервые на живом человеке, а то и на себе, положив этим начало спасению миллионов больных?

Родился он в Черновцах, на территории Австро-Венгрии. Отец был из Польши, мать — из Австрии. Первый язык — польский, но также свободно говорил Ян по-немецки, по-русски и по-английски. На вопрос о национальности отвечал: «Хирург».

Вверх